Grizzly вам друзья! (grizzly_bag) wrote,
Grizzly вам друзья!
grizzly_bag

Страна глухих 3. Культура



Она могла быть мостом, протянутым из мира глухих в город слышащих. Но как-то ею пренебрегают.
«У слабослышащих не было в детстве советских мультиков и голливудских фильмов, не было музыки, не было ничего такого, на чем большинство из нас выросло» - говорит Екатерина Мигицко, режиссер в театре слабослышащих актеров «Недослов».
Глухие актеры разговаривают речью слышащих. Их язык жестов гораздо богаче. Он наполнен тысячами драматургических находок, которые используются на сцене.
Глухие редко посещают театр. Вот Саша Л. 25 лет, слабослышащий грузчик считает так:
«Театр – развлекать. Работать надо. Деньги надо. Развлекать – потом, когда деньги».


Театр жеста
Типичный районный дом культуры. По фае разгуливает беременная кошка. Потрескавшаяся лестница. В проходе - куски фанеры. Внизу торгуют полотенцами и пастельным бельем.
Сегодня так выглядит Театр Мимики и Жеста: сцена, где играют глухие и слабослышащие актеры.
Он открылся 1963 году и считался достоянием страны, доказывая всему миру, что в Советском Союзе могут организовать достойный культурный досуг для инвалидов по слуху. Этот театр был первым и единственном не только в СССР, но и на планете. Даже видно по плакатам: хорошая графика шестидесятых-семидесятых годов, профессиональные, но очень старые желтые афиши. Эти богатства, вместе с грамотами с неизменным ленинским профилем хранятся в маленьком музее Всероссийского Общества Глухих на первом этаже. Как раз возле прилавка с трикотажем.

Глухие школьники приезжали сюда раньше в обязательном порядке: чем больше спектаклей просмотришь, тем богаче станет язык. И не только жестовый, но и устный. Сейчас им правда смотреть нечего: репертуар из 6 спектаклей уже много лет не меняется. Нет денег.
Еще здесь проходят разные мероприятия для глухих. Например, конкурс красоты «Мисс супертёща», танцевальные дискотеки, вечера жестовой поэзии.

Театр расположен в 39 доме по Измайловскому Бульвару, строго между зоомагазином и салоном штор (м. Первомаяйская, Измайловский бульвар 39/41). Общий привет создает впечатление, что вас ждет какая-нибудь самодеятельность социально-гуманитарной направленности. Но это не так: глухие и слабослышащие актеры вполне профессиональны, все с высшим образованием Специализированного Института Культуры (СИК). Их всего 15. Из них только 3 девушки.
Сложно назвать это место культовым для глухонемых и слабослышащих москвичей. Публика – обычные дети, для которых создан основной репертуар, любопытные студенты, ожидающие увидеть здесь нечто фантастическое и несколько компаний глухонемых, получивших билеты в социальном центре. Зал уже давно не наполнялся. Декорациям на вид не меньше тридцати лет. Внутри работает весьма аскетичный буфет. Там продают энергетики и чипсы.

Постановки театра жестов проходят с переводом. Под сценой стоят слышащие актеры с копией текста и микрофоном. Они озвучивают сурдо. Все спектакли отличаются особой динамикой: артисты бегают по сцене, перескакивают со стула на стул, выходят в зал. Надо было как-то разрешить такой нюанс: дело в том, что смотреть на ярко-жестикулирующего статичного персонажа фактически невозможно. Никаких гамлетовских монологов. Все это решается острой пластикой и передвижением.
Музыка присутствует. Более того – большинство спектаклей здесь скорее относятся к жанру мюзикла (в лучших отечественных традициях семидесятых). Только без пения. Это связанно как-раз с тем движением, которого необходимо создать на специфической сцене. По бокам от сцены стоят артисты, который отбивают ритм ногой: так, через вибрации актеры чувствуют мелодию и двигаются в такт по неровным доскам. Эти актеры подают разные сигналы по ходу представления. Определенный жест означает, например, что музыка стихла.
В театре жеста считается, что если ни одна из хитростей не замечена, то спектакль успешен.
«Глухой хожу на в театр я. Нравится видеть смотреть. С детства ходил, хочу походить потом, завтра, потом» - говорит Иван (28), благодарный зритель и кассир по-профессии.

Недослов
Этот экспиремантальный проект – полная противоположность театра Жеста. Если в первом случае режиссер ставит задачу сыграть спектакль вопреки обстоятельствам, то в «Недослов» постановка исходит из самой глухоты актеров. Это в первую очередь пластика, мимика, визуальный ряд. Надо сказать, спектакли более чем достойны. Невольно вспоминается синтетический театр Филлипа Жанти, только без сценографических выкрутасов. Прозаично, но все упирается в бюджет.

Перед сценой сидит режиссер – отсчитывает ритм пальцами. Так актеры следят за музыкой.
Екатерина Мигицко, дочь известного советского актера Сергея Мигицко работает преподавателем в СИК и режиссером-постановщиком на проекте.
«Мы чем-то похожи на театр Станиславского. Хотя бы тем, что привносим культуру в мир глухих, подобно тому, как к Станиславскому приходили солдаты в шинелях и ботинках, чтобы понять вообще – что такое театр. Когда студенты попадают сюда, они плохо представляют себе, на что идут. Помимо творческой самодеятельности в специализированных школах глухие и слабослышащие мало разбираются в искусстве. Эта область обычно закрыта для них, в связи с особенностями отечественного образования инвалидов по слуху. Можно сказать, мы формируем своего рода глухую элиту: в закрытом мире глухих не очень-то любят творчество, но мы стараемся из-за всех сил».

Мигицко рассказывает, что если приходят глухие зрители– то не на современные пластические постановки («Hand made» или – Сделано руками, спектакль жестовых миниатюр), а на немногочисленные академические спектакли с переводом, среди которых «Справедливый разбойник» по мотивам легенд о Хадже Насреддине.
Театр расположен на территории СИК (м. Студенческая, Резервный проезд 12/10).

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments